В холодное время года мы часто сталкиваемся с различными ОРЗ, поэтому нас ими особо не удивишь. И сейчас многим непонятно, зачем нужны такие серьезные ограничения (отмена различных массовых мероприятий, самоизоляция, карантин, введение режима ЧС в некоторых странах и т.д.) при, казалось бы, обычном ОРЗ в виде COVID-19. Действительно, COVID-19 – это ОРЗ (а точнее ОРВИ), да только вот не совсем обычное.

Во-первых, разные вирусы, вызывающие симптомы ОРВИ, предпочитают разные отделы респираторного тракта (об этом читаем здесь). Если самые распространенные и самые «легкие» вирусы, как правило, не проходят дальше слизистой носа или гортани, то коронавирус COVID-19 предпочитает легочные альвеолы, вызывая вирусные пневмонии. На вирусные пневмонии не действуют антибиотики, от них нет в данный момент лекарств  – с ними может справиться только сам организм конкретного человека, выработав соответствующие антитела и избавившись от вируса. Да вот только не каждый организм в силу своего состояния может без последствий пережить эту борьбу. Здесь у нас появляется такое понятие, как «группа риска» (чаще всего тяжелое течение отмечается у лиц старше 65 лет, а также у лиц, имеющих соматические заболевания (в частности, заболевания сердца, легких, диабет, рак, артериальная гипертензия), независимо от возраста).

Существует не так много вирусов, которые предпочитают селиться в нижних отделах дыхательных путей. Как правило, с большинством из них мы сталкиваемся еще в детстве и вырабатываем к ним стойкий иммунитет. В связи с этим, большая часть детских пневмоний и бронхитов носит вирусный характер, а вот у взрослых – бактериальный. Соответственно, для взрослого организма вирусные пневмонии скорее исключение, нежели правило.

Во-вторых, COVID-19 – вирус для человека новый. Соответственно, у нас нет к нему коллективного иммунитета. Это означает, что при встрече с ним, каждый организм начинает вырабатывать антитела. Когда хотя бы 60% населения встретятся с данным штаммом и выработают к нему антитела, тогда вероятность заражения остальных 40% значительно сократится. Соответственно, частота заболеваний снизится. А пока коллективного иммунитета нет – мы наблюдаем как раз ту ситуацию, когда болеют все, кто встречается с новым вирусом (кто-то просто бессимптомно вырабатывает антитела, но об этом чуть ниже).

В-третьих, COVID-19 отличается большой заразностью, то есть, скоростью распространения. Сейчас говорят о том, что он заразнее гриппа примерно в 3 раза.

В-четвертых, судя по происходящему, COVID-19  чувствует себя неплохо, в том числе, и в теплое время года, поскольку страны с жарким климатом также страдают от него. Соответственно, далеко не факт, что с приходом тепла ситуация сильно изменится (в то время как стандартные вирусы, вызывающие ОРВИ, как правило, более активны в холодное время года).

В-пятых, вирус со временем приспосабливается к человеку, мутирует. Как правило, вирусы постепенно ослабевают, поскольку их цель не истребить носителя, а размножиться. Соответственно, вполне возможно, что через какое-то время симптоматика больных с COVID-19 будет менее выраженной.

Согласно статистике Италии, на данный момент примерно 60% людей переносят встречу с COVID-19 практически бессимптомно или со «смазанными» симптомами (легкая степень). А вот остальным 40% может требоваться медицинская помощь. По некоторым данным 50% переносят бессимптомно или в легкой степени, а по другим – до 80%. Тем не менее, остаются около 5-15% людей, которые переносят встречу с COVID-19 очень тяжело (вплоть до летального исхода). Это достаточно большой показатель. Согласно статистике ВОЗ примерно каждый пятый заболевший нуждается в медицинской помощи. При этом, каждый шестой случай сопровождается тяжелой симптоматикой с развитием дыхательной недостаточности (преимущественно у больных из группы риска).

Четкого ответа, почему так происходит, на данный момент нет. В разных странах по-разному. Связано это и с плотностью населения на один квадратный метр, и с обычаями конкретной страны (например, живут ли несколько поколений вместе или отдельно, принято ли собираться большими компаниями, принято тесное общение или соблюдение дистанции и т.д.), с уровнем социальной политики и медицины (как много представителей из группы риска, доступность оказания медицинской помощи, частота применения антибиотиков и т.д.). Кроме того, есть предположение, что наличие у больного прививки БЦЖ снижает вероятность тяжелого течения заболевания. Также высказывается предположение, что для северных районов, где характерны частые ОРВИ, большинство людей уже сталкивались с другими штаммами коронавирусов, поэтому им легче вырабатывать антитела, поскольку схожесть штаммов около 70%.

В целом, предположений масса. Будут они подтверждены или опровергнуты – покажет время. А мы переходим к вопросу о профилактике коронавируса COVID-19  и необходимости карантина.

Поскольку пути передачи коронавируса те же, что и у других вирусов, вызывающих ОРВИ (основной – воздушно-капельный, контактный, предположительно возможен фекально-оральный и по воздуху (через вентиляцию)), то и меры профилактики не особо отличаются от других ОРВИ. Это частое мытье рук, использование, при необходимости, антисептиков и перчаток, отсутствие контакта грязных рук со слизистыми, ограничение контактов с другими людьми (по возможности избегать вовсе или, хотя бы, держаться на безопасном расстоянии (не менее 1 метра)), ношение маски носителями вируса, частая влажная уборка и проветривание помещений, оставление уличной одежды при входе в помещение, тщательное мытье продуктов и т.д.

Карантин позволяет снизить количество контактов между людьми, а значит, реализовать главный пункт профилактики заболевания. Разумеется, если до окончания карантина не разработана вакцина, которая позволит привиться всему не переболевшему населению, заболевания продолжатся. Однако карантин позволяет не заболеть всем сразу, а растягивает процесс во времени. Это необходимо для того, чтобы разгрузить систему здравоохранения и позволить ей справиться с количеством поступающих тяжелых больных. Проблема не только в том, что может не хватить медицинского персонала, коек в больнице, средств защиты, лекарств (да, от COVID-19 пока нет лекарства с доказанной эффективностью, но зачастую требуются меры по уменьшению симптоматики, лечению проявившихся на фоне вируса сопутствующих заболеваний и осложнений) и необходимой аппаратуры для лечения больных COVID-19 (хотя это, безусловно, проблема), но и в том, что другие болезни никто не отменит, а все силы будут брошены на борьбу с пандемией. Соответственно, без медицинской помощи может оказаться огромное количество людей. Кроме того, сами врачи постепенно начинают заболевать и выходить из строя. А болеют врачи, по опыту европейских стран, тяжело, поскольку сказываются усталость, концентрация вируса и т.д.

Таким образом, справиться с пандемией с минимумом потерь возможно либо с помощью постепенной наработки коллективного иммунитета («размазывая» по времени количество заболеваний, дабы не перегружать систему здравоохранения), либо с помощью вакцинирования населения. Вакцину так быстро разработать и всех ею привить – это нереально. Поэтому многие страны пошли по пути карантина. Можно ли обойтись без всеобщего карантина? Скорее всего, да. Но для этого каждый человек должен четко знать и соблюдать профилактические меры. Может ли государство поручиться за каждого человека? Скорее всего, нет. Поэтому проще, увы, запретить выходить из дома вовсе.

Итак, несмотря на то, что COVID-19 – это всего лишь ОРВИ, нюансы все же есть. Связаны они, в основном, с его новизной для человечества, скоростью распространения, тяжестью протекания у людей из групп риска. Не переболеть им, скорее всего не получится, но если Вы не в группе риска, то вероятность перенести болезнь с легкой симптоматикой или вообще бессимптомно – около 80%. И наша основная цель сейчас максимально соблюдать профилактические меры, чтобы не допустить одновременного заражения большого числа людей и не перегрузить систему здравоохранения, что должно существенно уменьшить число жертв от пандемии.